Все, что нас не убивает - делает сильнее. (с)
Название: Один на двоих. Глава 4, часть1.
Автор: Uchiha-san
Бета: Satsuko_Hyuuga
Рейтинг: NC-17,
Персонажи: Хаширама/Мадара/Тобирама
Жанр: ангст, драма.
Предупреждения: ООС, АУ.
Размер: 8 или 9 глав
Дисклеймер: все права принадлежат Масаси Кисимото.
Размещение: только с моего разрешения
Статус: в процессе


Исчезнув с поля боя, я пошел по тропинке домой. Еле передвигая ногами, от усталости, я остановился на поляне. Опустившись на землю, я прислонился спиной к дереву. Не мешало бы подумать.
«Что же делать? Мы так просто это не оставим. Мне хочется убить их за то, что они сделали со мной, но в тоже время хочется их. Хочу власти. Больше власти. И силы». – Мои мысли скакали с одной темы на другую. Я не мог пошевелить и пальцем, настолько опустошен был.
Рядом зашевелились кусты. Я попытался сосредоточиться, но у меня не было сил. Шаринган не активировался, не было чакры, способную питать его. Осталось уповать, что это не Сенджу, а свои.
Кусты уже не шевелились, они трещали. Кто ж такой слон? Это уже не шиноби, а нечто. Из кустов показалась черная макушка и улыбка на пол-лица. Брат.
Не имея больше сил, я потерял сознание. Непроглядная тьма забрала уставший разум в свои сети…
Очнулся я дома. В своей комнате. Тело ломило, болел каждый сустав. Глаз я не мог не то, что открыть, даже приподнять веки не смог. Истощение, плюс ко всему перенапряжение глаз. Вот что значит использовать Мангекьё в полную силу. Хорошо, что зрение не потерял, а то слепой Учиха, это не из приятных.
Полежав так еще немного, я попытался встать. Слабость сковала тело, не давая шевелиться. Я начал крениться вбок. Упал бы, если бы не чужие руки, подхватившие меня. Они помогли мне добраться до ванны. Кое-как сполоснувшись, я ощутил, что мое тело подчинено мне. А вот глаза, я открыть так и не смог.
- Что со мной? – мой голос был настолько хриплым, что я сам не узнавал его.
- Перенапряжение. В основном на глаза, так что не пытайся даже их открывать. Это может лишить тебя зрения совсем.- Я узнал по голосу кто это. Отец. Глава Учих.
- А как же война?- вырвалось у меня.
- Не волнуйся. После твоей атаки, древесники затаились. Зализывают раны. Что ты сделал с Хаширамой? Мой шпион докладывает, что он еще не пришел в себя.
Мои губы растянулись в усмешке. Еще не пришел в себя?
- Хм! – я хмыкнул. – О. Не волнуйся отец. Если бы я мог, я бы повторил это еще тысячи раз.
Он отвел меня к кровати и уложил. Пожелав мне спокойной ночи, ушел. Я еще долго не смог заснуть, размышляя о недавно случившимся. Так ничего путного и, не придумав, уснул.
Так тянулись дни. Недели. Через месяц я смог нормально видеть, а через два уже полностью оправился. Мой Шаринган действовал отлично. Только я понял, что тогда было не так.
Не было контроля. Я тогда мало сосредотачивался и поэтому не мог контролировать расход чакры. В этот раз будет еще лучше. Я приготовил такое, что никто не мог устоять или выжить вообще. Поймав какого-то древесника, тренировался на нем. Естественно долго он не продержался. Зато я остался доволен.
Вернувшись домой, у меня состоялся очень серьёзный разговор с отцом.
- Мадара. Я с небольшим отрядом иду на переговоры с Сенджу. Ты, с другим, следишь за нами. Если что-то случиться, уходишь обратно. Не спасать, не геройствовать нельзя. Если я погибну, ты станешь Главой клана. Ты меня понял?
Я хотел возразить. Пытался отговорить его от этого шага, говорил, что это ловушка, но он просто приказал следовать по его плану. Мне ничего не оставалось, как ему подчиниться.
Проводив их до границ клана, мы растворились в лесу. Я внимательно следил за любым движением отца и Сенджу. Вот они о чём-то говорят. Отец что-то спросил, а Хаш ответил. Глава Учих пытался настоять на своем, но Сенджу не соглашался. У меня все бурлило от любопытства. Сложив печать, я улучшил свой слух. Теперь мне все слышно.
- Вы хотите продолжения войны? Так будет длиться вечно, до полного уничтожения обоих кланов! – это отец.
- Мы можем опять заключить перемирие, на тех же условиях.
У меня непроизвольно сжались кулаки.
- Нет. Я ни за что не отдам тебе своего сына. Побывав у вас, он изменился. Раньше он не хотел войны с вами, теперь же не успокоиться, пока не уничтожит весь твой клан.
- Может, все же передумаете? Мадара в обмен на мир? – пытался уговорить отца Хаширама.
- Нет! Что же ты с ним сделал у себя в плену? – сокрушался Учиха.
На лице Сенджу растянулась плотоядная улыбка. У меня по телу прошлись мурашки.
- Я бы не отказался получить это еще много раз. Он будет принадлежать мне!
Он понял. Отец все понял. Я прикрыл глаза. Теперь он станет презирать меня. Но следующие слова поразили меня:
- Ты…Ты… Маленькая дрянь! Ублюдок! Как ты посмел!? Теперь я понимаю, почему он хочет уничтожить твой клан! И я тоже на его стороне. Мы не успокоимся, пока последний из вас не умрет! Я расскажу ему это!
Лицо Сенджу исказилось. Он встал и прошипел:
- Ты ничего ему не скажешь! Войны не будет, а Мадара будет мой!
- Нет! Никогда! Учихи не покоряться Сенджу!
Хаширама зарычал и бросил:
- Тогда умри! Убить его!
Несколько слуг бросились на отца. Он их раскидал, но один из них ранил его. Я усилием воли заставил себя не сдвинуться с места. Окровавленные губы отца прошептали:
- Ты сделал себе только хуже. Теперь он станет Главой и просто уничтожит вас.
- Брось, старик. Это же секретная встреча. Он даже не узнает. А вместо тебя придет мой человек. Мы ведь тоже хороши в маскировке.
Отец засмеялся. Смех перешел в кашель, а потом в хрип:
- Он здесь. Он узнает. Вам не выжить! Мадара! Исполни то, что я тебе сказал!
Я сложил печати и выкрикнул:
- Катон: Гоукакью-но-дзютсу!
Огненный шар вылетел из леса. С других деревьев повылетали еще несколько. Но мы не ввязывались в драку, а отступили и ушли домой.
Напоследок бросив последний взгляд на отца, я ушел. Дома впал в ярость и рушил все подряд. Уничтожил всю мебель, пока меня не остановил голос брата, спавшего дома.
- Аники, что произошло? Чего ты бушуешь и где отец? – невинно поинтересовался он.
Я зарычал и выдал:
- Хаширама убил его и весь отряд, который шел на переговоры! Мы шли следом и следили. Отец приказал не вмешиваться, и теперь мертв!
- А кто теперь будет Главой клана? – у братца, оказывается, есть мозги!
- Теперь я. По крайней мере, он мне так сказал. Я уничтожу его клан!
Я приказал готовиться к бою. Собирал отряды и команды. Наша военная мощь росла с каждым днем все быстрей и быстрей. Но клан Сенджу от нас не отставал.
Они тоже совершенствовали свои техники. Техники придумывались, использовались и доводились до совершенства.
Одно меня огорчало. Техники Огня мало кому удавалось производить. От силы десяток человек мог ее выполнить, что уж говорить о клане. Но как бы хотелось! Что же делать?
Задавшись этим вопросом, я ушел в библиотеку. Перерыв кучу книг, так и не нашел ничего путного. Даже порывшись в запретной части. Только мозги перенапряг. Максимум что удалось выудить, было:
«Лишь только существо наделённое даром виденья, способно призвать его, Повелителя Огня, Короля Бичижу – Девятихвостого Лиса. И только сильнейший повелитель красных глаз способен сдержать его нрав».
Мало придав этому значения, я поплелся спать. Ночью мне приснилось странное видение. Море из жидкого огня, пылающее небо и красные глаза с вертикальным зрачком. Глаза зверя, разумного зверя. Они выражали жажду убийства и крови. И везде пылал огонь. И сила. Она была везде! В воде, огне, воздухе и земле! Повсюду!
Я проснулся весь в поту. Перед глазами стояла картина из сна. Кто это? Заставив себя успокоиться, я принял душ и спустился в библиотеку.
На обычного зверя он не был похож. Значит демон. Кто там у нас поваливает огнем? Найдя нужную книгу, принялся её листать.
Ксо! Мне снился Девятихвостый? Но зачем? Что там говорилось про красные глаза?
«И только сильнейший повелитель красных глаз способен сдержать его нрав»
Поднявшись, я взял книгу про Шаринган, и принялся её внимательно читать. Добравшись до раздела про Проклятый Шаринган, я пришел в восторг.
Можно было увеличить силу своего Шарингана с помощью убийств. Чтоб получить Проклятый надо убить своего лучшего друга. Это сделано. А чтобы он был вечным надо убить своего кровного родственника, и взять его глаза. Ритуал сложный и одновременно простой… Я даже не знаю получиться ли у меня это.
- Я согласен. – Прозвучало из-за спины. Я вздрогнул и повернулся.
Сзади стоял брат. Он смотрел на меня понимающим взглядом.
Я сглотнул:
- На что ты согласен?
- Я отдам тебе свои глаза. Ты исполнишь свою мечту и отмстишь за отца! – его глаза пылали ненавистью и жаждой мщения.
- Но это убьет тебя! – я пытаюсь отговорить его, а сам в душе ликовал.
- Пусть! Но ты отмстишь им! Отомстишь ему! Пусть мучается очень сильно! Я хочу, чтобы он страдал! – его тело била крупная дрожь, глаза были влажные, но в них горел Шаринган.
Я подошел к брату и обнял его. Погладил по спине и тут его прорвало:
- Я не хотел, чтобы так получилось…. Я думал, что война окончена, как только ты уйдешь к ним. Но ты вернулся и изменился… Они что-то сделали с тобой. Что? Этот вопрос засел прочно в моей голове. Я никак не мог его выкинуть или заставить тебя рассказать мне. – Его слова звучали бессвязно, но понятно. Он беспокоился за меня, а не обращал на него внимания. – А когда умер отец, я думал что сойду с ума… Мне было страшно и одиноко. Мне казалось, что все отвернулись от меня… Но ты не вылезал из головы… Тогда я пришел к тебе ночью и услышал слова. Ты стонал во сне и просил кого-то не делать этого. – Я непроизвольно вздрогнул… он приходил ко мне тогда, когда мне снился кошмар… Точнее воспоминание… Как Хаширама насиловал меня.
- Они насиловали тебя?- задал вполне ожидаемый вопрос братишка.
Я не стал отнекиваться и врать. Просто прижал его покрепче к себе:
- Да… Хаширама изнасиловал меня, а Тобирама использовал. Теперь я ненавижу весь их клан и жажду мщения. А уж после того как Сенджу убил отца у меня на глазах…
- Брат… - в его голосе было что-то такое, что я внимательно посмотрел на него. – Сделай кое-что для меня…
- Что отото?
- Возьми меня… Я хочу тебя… А потом можешь забрать мои глаза…
Я сначала опешил от такого заявления.
- Ты точно этого хочешь?
- Да… - и он потянулся к моим губам. Я не стал отпираться и поцеловал его.
На вкус брат напоминал мед. Он был вкусным и желанным. Я прошелся цепочкой поцелуев от его губ и до подбородка. Поцеловал жилку на шее и легонько укусил её. В ответ послышался стон. Я буду с тобой нежен, брат мой. Я подарю тебе ночь счастья, последнюю твою ночь. Ты станешь единственным для меня. Единственным человеком, которого я люблю.
Я аккуратно стал снимать его одежду, целуя каждый кусочек освободившиеся кожи. Ты мой… Я тебя никому не отдам… Ты для меня стал целью…
Добравшись до напряженной бусинки соска, я взял его в плен своих губ. Брат издал полувсхлип-полустон. Стянув с него остатки одежды, я стал разглядывать его.
Стройное, красивое тело, белоснежная кожа, длинные волосы иссиня-черного цвета и черные глаза. Он был совершенен. Красив до невозможности. Теперь я понимаю Тоби и Хаша. Если мы с братом хоть чуть-чуть похожи, как нам все говорят, то я бы и сам не отказался от такого подарка.
Я стал ласкать это божественное тело, вырывая стоны и всхлипы удовольствия. Я наслаждался им сполна. Пройдясь правой рукой по подтянутому животу и чуть вниз, я сжал стоящую колом плоть брата. Он выгнулся и застонал у меня в объятиях.
- Мадара не томи! Я хочу тебя аники! – крикнул он и впился поцелуем мне в губы. Я ответил со всей страстью, на которую был способен.
Уложив его на пол, я продолжил свою сладкую пытку. Брат извивался и стонал от моих ласк. Вскоре он не выдержал, прогнулся и излился мне в руку.
- Сейчас будет немного боли, так что потерпи…- прошептал я ему на ухо.
Он доверчиво посмотрел на меня и слабо кивнул. Я, используя его сперму как смазку, ввел один палец. Он был таким тугим и горячим, что у меня захватило дух.
Разрабатывая его тесный вход, я не забывал поддерживать его эрекцию. Двигаясь в такт своим толчкам, я целовал такие вкусные губы брата и медленно сходил с ума.
Считая его достаточно растянутым, я снял с себя одежду и стал медленно вводить свой член в его анус. Братишка зашипел, как кошка и прогнулся в спине, чтоб мне было удобней в него проникать.
Войдя полностью, я на некоторое время застыл, давая время ему привыкнуть. Он тяжело дышал, лицо раскраснелось, на губах улыбка, а в глазах нездоровый блеск:
- Двигайся…
Я послушался и начал двигаться. Сначала медленно, постепенно набирая темп. Тональность стонов отото изменилась. Теперь от стонал не от боли, а от удовольствия. Я же блаженствовал. Я получал удовольствие несравнимое ни с чем.
Не имея возможности контролировать себя, я стал двигаться быстрей и рваней, а брат вторил мне:
- Еще! Ах… Сильней! Да! Быстрее!
И стал двигать еще быстрей, с силой вдалбливаясь в это совершенное тело. Мой… Только мой!
Чувствуя приближение оргазма, я стал вспоминать печати передачи глаз.
Сложив их и наклонившись, я прошептал брату:
- Спасибо тебе. Я люблю тебя братишка…
Он ничего не понял и не надо ему понимать. Его тело содрогнулось, и он кончил, расплескав семя по животу. Вскоре я последовал за ним. Прикрыв глаза, я поцеловал его и забрал себе глаза. Он обмяк у меня на руках и его сердце остановилось. Он погиб.
Это все ради мести! Ради того чтобы уничтожить тебя Хаширама Сенджу!